Ярослав Попович: Я мог расстаться с велоспортом

  На фоне «Армстрогеддона» велоспорта, или  как хотите это называйте, тихо закончили карьеру Марцио Брузегин, Йоост Постума, многие гонщики ради сохранения работы  были вынуждены перейти из команд первого дивизиона в команды континентальные, а кто-то из молодых гонщиков и вовсе не смог найти команду. Сейчас даже страшно представить, что в этом списке мог оказаться и наш товарищ, земляк, любимец велосипедной публики – Ярослав Попович. Да-да, не удивляйтесь, данный факт имел место быть,  и о том, что Попович, наконец-то, подписал контракт, стало известно только 9 января 2013 года. Уход из велоспорта Поповича стал бы настоящим шоком для многих преданных ему болельщиков, несмотря на то, что последние события в спорте закалили их сердца. Об этом и многом другом Ярослав Попович рассказал в эксклюзивном интервью VeloLIVE.com

 

Ярослав, поздравляю с подписанием контракта! «Алиллуйа» — выдохнули многие переживающие за тебя люди! Для тебя это непростое испытание, расскажи, с чем было связано нежелание руководства продлить твой контракт?

- Спасибо за поздравление! Да, я действительно оказался на «краю пропасти», но сейчас уже об этом можно говорить спокойно. О продлении моего контракта было договорено еще в августе месяце прошлого года. Йохан Брюнель прислал мне предконтракт на подписание, я все сделал согласно процедуре и отправил его назад. Далее следовало подписание контракта Флавио Беккой, и 2-й экземпляр я получаю на руки. Проходит какое-то время и я узнаю, что Брюнеля уволили с поста генерального менеджера команды, а второй экземпляр мне так и не прислали. Я подключаю своего менеджера, который начинает вести переговоры с Флавио. Оказывается, что мои шансы на продление контракта мизерны. На Бекку давят средства массовой информации, UCI и требуют моего исключения из команды за то, что я «из банды Брюнеля и ЛА», за то, что я был 1 в «списке подозреваемых», опубликованном французской газетой L’Equipe, а также за то, что я работал с Ферарри.

Волнения уже в прошлом. Какой сегодня заряд бодрости у Ярослава Поповича?

- Настроение очень хорошее, потому что очень тяжело работаю. Сезон тренировок начал еще 1- го ноября. Как вы знаете, в начале каждого тренировочного сезона, я перегружал колени, из-за чего приходилось терпеть сильную боль. В этом году я подошел грамотно к тренировкам – с плавания в бассейне, месяц занимался в зале, ездил на велосипеде. Что самое главное, к зимнему сезону командных тренировок я подошел безболезненно и сейчас уже похудел, чем очень доволен. Если сравнивать предыдущие годы, в это время я весил 69 кг, а сейчас уже вешу 67,5 и чувствую очень хорошую физическую форму. Восемь дней в декабре я провел с командой на сборе, потом десять дней на Тенерифе, чуть-чуть отдохнул, отпраздновал свое 33-летие и уже с 10 – по 20 января с командой отправился в испанский Бенидорм, где мы отлично потренировались. Сейчас я нахожусь на Гран-Канария – это один из Канарских островов в Атлантическом океане — и пробуду здесь десять дней. Вчера с ребятами проехали дистанцию, самочувствие очень хорошее. ТТТ, пока без происшествий.

Неплохо. Неужели на твою подготовку так повлиял «волшебный пендаль» с контрактом?

- Нет. Наоборот. Если бы такое случилось со мной раньше и я остался без контракта, я бы на месяц забухал и плюнул на все. Но сейчас, скорее всего я повзрослел, помудрел, 33 года как никак – возраст Христа. И, если честно, то я приготовился к тому, что не буду заниматься велоспортом и останусь без контракта. Поэтому, «волшебный пендаль» здесь не при чем.

Каково оно осознание того, что твоя привычная жизнь окончена и нужно жить дальше, а значит начинать все с нуля?

- Знаешь, я переживал первых 3-4 дня. Со мной такое впервые, так как в основном, если я вхожу в депрессию, то это надолго – месяц могу просыпаться с мыслью «все пропало», и меня для окружающих нет. А тут после трех ней начал тренироваться и параллельно думать, чем бы мог заняться в жизни, что еще я умею делать. Я ездил на сборы с командой, но все равно себя настраивал и подводил мысли к тому, что у меня не будет контракта. Я не переживал, не волновался и если бы две недели назад мне дали отрицательный ответ, я морально был к этому готов на 100%. Контракт есть, зашибись, будем работать, стараться. Я доволен.

Какие варианты рассматривал – год «перебиться» и попробовать вернуться или окончательно уйти из спорта, например, заняться бизнесом?

- Да ну, возвращаться – это не вариант, в 33 года это нереально. Я рассматривал варианты, не связанные с велоспортом.

Помнится, на встрече велофанов заходил разговор о тренерской работе, о твоем желании расти в этом направлении. Но мы говорили о работе в тандеме с Брюнелем. Ты поддерживаешь с ним связь?

- Это та же ситуация, что и с Лэнсом. Почему-то общество считает, что у меня с Лэнсом дружба «не разлей вода». Чтобы было понятно, за все время знакомства с Лэнсом я разговаривал с ним «по душам» о семье, о детях, наверное, не больше пяти раз. Макет наших отношений – это шеф – подчиненный. За все время работы на Лэнса Армстронга был единственный раз, когда мы были на сборе вдвоем. У нас никогда не было «панибратских» отношений. Да, у меня был его номер телефона, но я никогда не позволял себе звонить ему, напоминать о себе. Такой же макет отношений выстроен и с Брюнелем, но по работе, приходилось чаще общаться. Если вы думаете, что я могу ему позвонить, спросить: «Как дела?», — то ошибаетесь. У нас есть общие друзья, от которых я могу узнать, как идут его дела или на праздники обменяться поздравительными смс-ками. Но, если сейчас, предположим, что Брю остался в спорте, то он бы хотел меня видеть в своей команде. Я всю жизнь гонялся при нем, мне не то чтобы ничего «не светит» в другой команде, но мне самому нисколько не интересно работать с другими людьми. 

То есть, ты видел свое будущее, связанное со спортом только под руководством Йохана Брюнеля? Почему? В свете недавних событий, многие сделают «определенные выводы».

- Я понимаю, что сейчас доверие к велоспорту значительно подорвано, но «не так страшен черт, как его малюют», поверьте. Йохан Брюнель был профессионалом в своем деле. Он отлично относился к людям, система управления процессом была всегда на высоте. Он, в первую очередь, руководитель и за столько лет, что я выступал под его руководством, узнал большую часть его работы. Поэтому, мне было бы комфортно работать с человеком, которого я хорошо знаю. Тем более я знаю, как другие команды работают и многие вещи мне не нравятся, например, я бы ни за какие деньги не пошел в Лотто, потому что на себе испытал отсутствие организационного процесса. Там было раздобайство «чистой воды».

Как тебе работается под руководством Луки Гуэрчилена?

- Хорошо. В прошлом году мы наладили хорошие взаимоотношения, как между гонщиком и тренером. Я довольно часто с ним общался, но сейчас у него работы «выше крыши», тем более он в новой для себя должности. Последнее, за чем я к нему обращался, это насчет моей поездки на сбор в Гран-Канария. Когда мы были в Бенидорме, Канчеллара мне сказал, что ему было бы приятно, если я с ним поеду на Канары. Фабиан уезжал на два дня раньше остальных, поэтому мне необходимо было этот вопрос решить с Лукой. Команда без проблем все организовала, и мы с Фаби уехали раньше.  Я не беспокою Луку по незначительным вопросам, как это могло быть раньше. У меня с ним выстраиваются отношения, какие были с Брюнелем.

Отсюда следует вопрос – если провести параллель между Лука Гуэрчилена и Йоханом Брюнелем, как ты считаешь, Лука способен приумножить тот опыт, который получил при Йохане Брюнеле и стать первоклассным менеджером, или он руководствуется сугубо своими знаниями и за счет этого в менеджменте чувствуется разница?

- Разница, конечно же, чувствуется. Тренер по подготовке и менеджер – это совершенно иная ответственность и объем работы. У этих двух людей совершенно разные характеры и у Луки нет такого профессионального опыта, как у Брюнеля. Но Гуэрчилена как человек мне очень нравится, с ним очень легко общаться. Если говорить прямо, то он совершенно другой от Брюнеля, и Лука очень отличается от всех итальянцев, большинство из которых безответственные люди. Он очень серьезный, целеустремленный человек, который добивается своего и он тверд в принимаемых им решениях.  Я его очень уважаю, уверен, он много добьется.

Как ты считаешь, атмосфера в команде выиграла от таких перестановок?

- Да. Сейчас непередаваемая атмосфера в команде! Из-за неудачного прошлого года уже все «жадные до побед», атмосфера создана боевая, гонщики готовы к бою. Причина прошлогодних неудач кроется в соединении команд, которые, если можно так сказать, не должны были соединяться. Это слияние произошло вопреки желанию гонщиков. Если посмотреть прямо на ситуацию, то выгнали из команды друзей и напарников тех же братьев Шлек, Канчеллары, грубо говоря, из-за того, что взяли нас. Поэтому случились «терки» между массажистами, механиками и т.д. Это, безусловно, неприятный момент. Первые месяцы нам всем было тяжело, но со временем все уладилось и работать стало лучше. Но это ни в какое сравнение не входит с тем, насколько четко, как «по маслу», сейчас идут дела в команде. Подготовка, настрой, мораль – высший пилотаж. 

Что ты можешь сказать о новичках, они успели «вписаться» в круг командных интересов?

- Новичков у нас немного – это  Девольдер Стийн, Хондо Данило, Боб Юнгельс и Кисерловски Роберт. Например, со Стийном Девольдером мы уже гонялись, а Юнгельс – молодой гонщик из Люксембурга, отлично списался в коллектив, он по характеру общительный парень. Вообще мы очень хорошо узнали друг друга на сборе в Люксембурге, который проходил в нестандартных условиях. Ситуации, в которых мы оказывались, сплотили нашу команду практически сразу. Всем очень понравился такой поход, лазание по подвесной дороге, плавание на каноэ, вообще экстремальные виды спорта раскрывают людей, поэтому это была отличная идея по сплочению команды.

Традиционный вопрос всех интервью начала сезона о личном календаре гонщика, как выглядит твой?

- Начинаю сезон с Тура Катара, потом Тур Омана, Гран-при Камайоре, Эроика, Тиррено- Адриатико, Гран – При Нобили Рубинеттери (NobiliRubinetterie-CoppaPapà Carlo-CoppaCittà diStresa), Милан — Сан-Ремо, Путешествие по Фландрии (Dwars door Vlaanderen), Е3 Приз Фландрии, Гент – Вевельгем, Тур Фландрии, Шелдепрейс (Scheldeprijs), Париж – Рубэ. Замечу, как и в прошлом году я помощник Фабиана Канчеллары и всю первую половину сезона, я буду помогать ему выигрывать.

Какие гонки в этом году приоритете у Фабиана?

- Все) С самого начала мы начинаем рвать, точнее, наши пацаны в Австралии уже начали рвать. Как я уже сказал, команда настроена по боевому и, уверен, уже в Катаре Канч захочет что-то показать. Думаю, что целью является Эроика, Милан-Сан-Ремо, ну и все остальные старты)). Моя программа расписана до Рубе, а потом подготовка к Тур де Франс. Скорее всего, что Тур я не поеду, мне об этом уже намекнули. Я попросился ехать Джиро де Италия, тем более что Канч хочет на Джиро выиграть пролог и повезти майку, поэтому ему будет нужна моя помощь. Это единственная гонка, где я могу попробовать замахнуться на этап, после того, как сойдет Канчеллара. Решение по составу на Джиро пока неизвестно, оно будет принято в начале февраля.

Не могу не спросить твоего мнения по поводу откровений Лэнса Армстронга в интервью Опре. Как ты думаешь, какая истинная причина по которой Лэнс решил заговорить?

- Ты знаешь, в Интернете я много читал мнений на этот счет. Так как к нашей команде Лэнс не имеет никакого отношения, во избежание искажения фактов и перекручивания фраз, слов, как это любят делать журналисты, в команде мы предпочли вообще не поднимать эту тему. Никто даже словом не обмолвился. Я считаю, что его сильно прижала система, если он такое сказал. Тем более в Америке с этим не шутят. 

Похожие публикации

Оставить комментарий